0
Læs nu

Du har ingen artikler på din læseliste

Hvis du ser en artikel, du gerne vil læse lidt senere, kan du klikke på dette ikon
Så bliver artiklen føjet til din læseliste, som du altid kan finde her, så du kan læse videre hvor du vil og når du vil.

Næste:
Næste:

Не подскажете, где здесь тормоз? Война в Украине может закончиться хаосом

США только что обозначили новые военные цели в Украине. Однако нельзя исключать, что конфликт выйдет из-под контроля. Российский эксперт проводит параллели с революцией 1917 года.

Der er ikke oplæsning af denne artikel, så den oplæses derfor med maskinstemme. Kontakt os gerne på automatiskoplaesning@pol.dk, hvis du hører ord, hvis udtale kan forbedres. Du kan også hjælpe ved at udfylde spørgeskemaet herunder, hvor vi spørger, hvordan du har oplevet den automatiske oplæsning.

Spørgeskema om automatisk oplæsning
Marko Djurica/Ritzau Scanpix
Foto: Marko Djurica/Ritzau Scanpix

A

News in Russian
Læs artiklen senere Gemt (klik for at fjerne) Læst
News in Russian
Læs artiklen senere Gemt (klik for at fjerne) Læst

Следует признать, что наши «военные цели» претерпели немалые изменения в период между 24 февраля, когда Россия вторглась в Украину, и сегодняшним днем:

Через пару дней после начала вторжения США предложили эвакуировать президента Украины Владимира Зеленского, полагая, что управлять страной ему осталось недолго. Ожидалось, что это будет история поражения, а не победы. Многие сомневались, что Зеленскому вообще посчастливится остаться в живых.

И вот теперь вдруг никто уже не думает ни о том, как бы избежать поражения, ни о том, как бы спасти президента. Министр обороны США Ллойд Остин заявил на пресс-конференции в понедельник, что речь сейчас идет о том, чтобы помочь Украине победить. И даже более того, сформулировал новую и более наступательную – американскую – военную цель: «Мы хотим, чтобы Россия была ослаблена до такой степени, чтобы она не могла больше делать то, что сделала во время вторжения в Украину», – заявил Ллойд Остин после визита в Киев.

Для тех, кто не понял с первого раза, глава Пентагона повторил свою мысль на следующий день на авиабазе Рамштайн в Германии, где на встрече нового проукраинского альянса собрались представители более чем 40 стран: «Мы хотим сделать так, чтобы России было сложнее угрожать своим соседям, чтобы у нее было для этого меньше возможностей».



Дикие объемы

Чтобы подкрепить слово делом, президент США Джо Байден в четверг запросил у Конгресса дополнительные 33 миллиарда долларов для помощи Украине. Часть этих средств пойдет на поддержку закупок военной техники, часть – на оказание экономической и гуманитарной помощи.

Газета The New York Times указывает, что в сумме с предыдущими экстренными мерами США выделят на войну в Украине 46,6 миллиардов долларов, что составляет более двух третей всего годового военного бюджета России в размере 65,9 миллиардов долларов.

Для сравнения, в период с 2001 по 2020 годы США, по данным Пентагона, тратили на войну в Афганистане в среднем около 41 миллиарда долларов в год.

Помимо финансовой поддержки Конгресс готовится вновь ввести в действие закон, который действовал во время Второй мировой войны и позволил тогдашнему президенту Франклину Рузвельту упростить процесс быстрой отправки оружия в Великобританию, воевавшую против нацистской Германии. Теперь Джо Байден сможет сделать то же самое для Украины.

«Принятие этого закона дало возможность Великобритании и Уинстону Черчиллю продолжать борьбу и пережить фашистские бомбардировки Великобритании нацистской Германией до вступления Соединенных Штатов в войну», – заявил член Палаты представителей Конгресса США от Демократической партии от штата Мэриленд Джейми Раскин.


Слабость и мир

И это не первый раз (как справедливо заметила на днях ведущая программы Deadline на датском телеканале DR2 Лотте Фольке), когда США используют отсылки ко Второй мировой войне в качестве аргумента в пользу новых войн. В 1965 году, когда тогдашний президент Линдон Джонсон собирался увеличить американский контингент во Вьетнаме, он отсылал к так называемой Мюнхенской конференции 1938 года. Именно на ней напуганные перспективой войны сверхдержавы потворствовали осуществленной Адольфом Гитлером к тому времени экспансии, чтобы избежать Второй мировой – которая, тем не менее, все равно разразилась. «Слабость не гарантирует мира», – заключил Линдон Джонсон.

Однако, как выяснилось, отсутствие слабости тоже не дает особых гарантий: десять лет спустя США проиграли войну во Вьетнаме. Так что история научила нас прежде всего тому, что следует остерегаться использования исторических параллелей в качестве ответа на проблемы современности.

Какой урок, впрочем, мы можем извлечь из войны во Вьетнаме и последующих войн в Ираке и Афганистане – так это что конфликт чаще всего легче эскалировать, чем деэскалировать. И конкретно война в Афганистане продемонстрировала нам, как рискованно менять военные цели в процессе. Как же нам деэскалировать текущий конфликт? Или, если поставить вопрос так, как сформулировал его на днях немецкий телеканал ARD: «На чьей стороне сейчас мяч?»

И правильный ответ на это, пожалуй, – «ни на чьей». Потому что до тех пор, пока хотя бы одна из сторон считает, что, продолжая войну, она укрепляет свою позицию в будущих мирных переговорах, война будет продолжаться. И на данный момент не только Украина считает, что война может быть выиграна, но и новая американская военная цель заключается в том, чтобы этого добиться, – а также ослабить Россию.

Путинский же режим, напротив, отдает себе полный отчет в том, что поражение может вовлечь его в собственную смертельную спираль, вследствие чего предпочитает скорее выбрать путь ожесточения и эскалации, чем смягчения. Все это способствует продолжению войны и возможно даже ее расширению в нескольких возможных измерениях.

Первое измерение – это собственно физическая война в Украине. Второе – то, что происходит в киберпространстве и представляет собой, согласно новому отчету американского технологического гиганта Microsoft, растущую серьезную угрозу в том числе и для стран НАТО, таких так Турция и страны Балтии. «Мы считаем, что количество кибератак будет увеличиваться по мере того, как разгорается конфликт», предостерегает компания Microsoft, зарегистрировавшая 40 атак, направленных против сотен (в том числе и гражданских) целей в Украине.

Третье же измерение – это экономика, где в настоящее время всерьез начинает быть заметен ущерб от войны: инфляция растет не по дням, а по часам, и не далее, как в четверг, цифры показали, что в первом квартале этого года экономика США сократилась. Состояние российской экономики еще более плачевное.

Отголоски 1917 года

Один из наиболее интересных российских аналитиков, Иван Тимофеев из некоммерческого партнерства Российский совет по международным делам, считает, что конфликт в Украине поставил Россию в такую ситуацию, которая практически не имеет аналогов в прошлом: «Возврата к прошлому не будет, тогда как в будущем наметились сценарии, которые еще недавно казались крайне маловероятными», – пишет он в своем свежем анализе.

Тимофеев описывает три проблематичных сценария, «большую тройку» проблем: первая их группа связана со значительной растущей внешней напряженностью между более сильным в военном и экономическом отношении Западом и Россией с ее ядерным потенциалом.

Вторая группа проблем вызвана отсталостью российской экономики, которая вследствие войны и западных санкций еще больше откатилась назад. А также тем, что общественные институты так никогда и не вышли из-под государственного контроля, несмотря на то, что в течение последних 500 лет российское руководство пыталось заимствовать всевозможные западные идеологии от консерватизма до социализма и либерализма.

Третья группа проблем связана с российской взрывной политической системой: хотя притеснения и выкручены на максимум, но скоротечная взрывная разбалансировка элит может привести к тому, что вся система в одночасье рухнет, как было в революцию 1917 года или при распаде Советского Союза в 1991.

«Похоже, что после 24 февраля нынешнего года все три группы угроз снова могут сойтись в одной точке. Повторение сценария 1917-го не предопределено. История может пойти в любом направлении. Но такое сочетание вызовов порождает для России беспрецедентно опасную ситуацию», – считает Иван Тимофеев. «Набор шоков может привести к каким угодно катастрофическим сценариям, включая попытки дворцовых переворотов, стихийный бунт и даже гражданскую войну с внешним участием».

Президент Путин привел в движение товарный поезд с крайне опасным грузом, и мы не знаем, на какой станции истории этот поезд остановится – и доводилось ли нам вообще бывать на этой станции прежде. Строго говоря, мы не знаем даже, где именно в этом поезде находится тормоз.