0
Læs nu

Du har ingen artikler på din læseliste

Hvis du ser en artikel, du gerne vil læse lidt senere, kan du klikke på dette ikon
Så bliver artiklen føjet til din læseliste, som du altid kan finde her, så du kan læse videre hvor du vil og når du vil.

Næste:
Næste:

Иван не может этого понять. Вообще-то, он пожилой человек, который понимает практически всё

Плечом к плечу с русскими он сражался против нацистов и получал награды за мужество. А на прошлой неделе они разбомбили дом, в котором он прожил всю свою жизнь.

Der er ikke oplæsning af denne artikel, så den oplæses derfor med maskinstemme. Kontakt os gerne på automatiskoplaesning@pol.dk, hvis du hører ord, hvis udtale kan forbedres. Du kan også hjælpe ved at udfylde spørgeskemaet herunder, hvor vi spørger, hvordan du har oplevet den automatiske oplæsning.

Spørgeskema om automatisk oplæsning
Jan Grarup
Foto: Jan Grarup
News in Russian
Læs artiklen senere Gemt (klik for at fjerne) Læst
News in Russian
Læs artiklen senere Gemt (klik for at fjerne) Læst

Такого не должно было случиться. Так не должно было всё закончиться для Ивана Лузуна. Многие годы самым главным праздником для него было 9 мая, день, когда Советский Союз праздновал победу над Нацистской Германией и отдавал дань уважения героям войны.

Иван - один из них. Ему было 17, когда его призвали в Красную армию и отправили сражаться с немцами. Он пробыл на фронте два года и не раз был ранен.

У него на спине и на плече шрамы от осколочных ранений, полученных в Германии. Его до сих пор мучают головные боли после тяжёлой контузии, полученной в боях за Берлин в 1945.

Когда немцы капитулировали, он был в Ростоке и прослужил в армии ещё пять лет.


Вся грудь в орденах

Но он больше не сможет отмечать 9 мая как прежде. Потому что ночью со вторника на среду на прошлой неделе он проснулся от звука, которого больше никогда в жизни не ожидал услышать.

Во дворе перед его домом разорвался снаряд, и, когда он оделся и вышел во двор, там всё было разрушено.

Фасад старого дома, который построил отец Ивана и в котором Иван родился, был раскурочен в клочья. С сарая сорвало крышу, гараж просто исчез, а машина правнука превратилась в груду металлолома на траве у дороги.

Прямо посреди двора была воронка от снаряда несколько метров шириной и метр глубиной. Дом самого Ивана уцелел, хотя его тоже задело.

Генералы из той самой Москвы, за которую он когда-то воевал, решили, что Золочев - это военный объект. Город расположен к северу от Харькова, там, где украинские войска перешли в контрнаступление против российских захватчиков.

Украинцы продвигаются на восток, где их наступление угрожает линии снабжения, используемой Россией для доставки людей и материалов на Донбасский фронт. В то же время украинская армия заняла некоторые города на севере области, где она пытается отодвинуть российские войска как можно дальше от Харькова, чтобы их снаряды и ракеты больше не долетали до города-миллионника.

Бои протекают в основном в виде артиллерийских и ракетных обстрелов, и каждый день жертвами снарядов и ракет становятся мирные граждане.

Иван - один из них, и он не может этого понять. Он пожилой человек, который вообще-то понимает практически всё. Глаза на его морщинистом лице слезятся, но их взгляд остёр, и он то и дело улыбается в седые усы. Но сейчас он говорит серьёзно:

«Я сидел в окопах с русскими и белорусами. Некоторые из моих лучших боевых товарищей белорусы. У меня много наших общих фотографий».

Он достаёт парадный пиджак с орденами и медалями, левая половина груди полностью покрыта наградами, часть из них видна и на правой половине. Советские серп, молот и звезда блестят на солнце, но с особой гордостью он показывает круглую серую медаль, на которой изображён танк и есть надпись СССР.

«Мы воевали вместе, хорошо мирно жили больше 70 лет, и вот теперь…»

Он показывает палкой на воронку от снаряда, заваленную мусором после того, как соседи помогли прибраться.


Хорошо жили с Ниной

«Мой отец построил дом, в котором я родился, я сам построил другой дом - да, мне немного помогли с крышей, а так сам… И здесь хорошо жить».

Вообще он считает, что достаточно долго пробыл вдали от дома в Золочеве: два года на фронте и пять лет потом в Красной армии, этого достаточно.

«Нина тоже так считала. Она ждала меня семь лет, поэтому, когда я, наконец, вернулся, она хотела, чтобы мы сразу поженились. Так что через два месяца мы уже были мужем и женой и переехали сюда», - говорит он и показывает на старый разрушенный дом.

Это стало началом долгой супружеской жизни, Иван и Нина прожили вместе всю жизнь, пока Нина не умерла шесть лет назад. У них родилась дочь Наталья, у которой две дочки, так что у Ивана есть и внуки, и правнуки.

Иван работал учителем физкультуры в местной школе: «Я давал им и здоровое тело, и здоровый дух», - говорит он.

Он так и состарился в родном городе. И любил сидеть на красной скамеечке у дороги меж двух берёз, которые сам посадил, одну в 1955 году, другую в 1959, у колодца, который сам выкопал.

Он мог сидеть там часами, курить и разговаривать с прохожими.

Он продолжил сидеть, и когда врач запретил ему курить и предложил вместо этого выпивать пару стаканчиков вина в день.

«Я посмотрел на него и сказал: если хочешь, чтобы я пил столько вина, придётся тебе мне на это давать денег. Но он на это не согласился».

Он посмеивается после этой истории и подытоживает:

«Хорошая была жизнь».


Иван не хочет прятаться в подвале

Поэтому он ни на секунду не задумывался о том, чтобы бежать, когда Россия напала на его родину в феврале, и его родной край оказался под ударом.

«Нет, не задумывался. Хотя я вообще-то считаю, что эта война хуже той, в которой я сам участвовал. Мы были солдатами и могли защищаться, а теперь мы мирные граждане, и по нам стреляют из современного оружия, которое намного хуже того, что было у нас с немцами».

Но, хотя по Золочеву и стреляют из тяжёлых орудий, Иван продолжает спать в своей кровати в доме, который он построил своими руками.

Дочь Наталья переехала к нему и обустроилась в старом подвале для овощей под сараем, где она ночует вместе со старой овчаркой Ивана. Но отец не хочет там ночевать.

«Там для меня слишком сыро. И ночевать в подвале - это только для женщин. И собак». Он опять смеётся, на этот раз долго, а его дочь качает головой.

Однако Иван признаёт, что после той ночи на прошлой неделе ему не спится. Он надеется, что это пройдёт, сейчас надо прибраться, починить крышу сарая и поставить новый забор. Зять и сосед помогают, местные власти приносят еду.

Старый ветеран, награждённый орденами и медалями, был гордостью города и до того, как россияне разбомбили его дом. Теперь же в истории Ивана появился новый поворот.

А красная скамейка по-прежнему стоит перед домом, приглашая прохожих. Иван готов поговорить и о той, и о другой войне:

«Я здесь, и никуда отсюда не уйду».

Artiklen er låst – Sådan kommer du videre:
Du er her
Vil du have adgang?
NEJ
JA